13 Фев 2017

Кто такие шаманы

Автор: Rosi | Категория: Нужное и полезное

Те, кто смеется

– Ты слишком серьезен, – сказал мне учитель.

Мы общались на английском, что поначалу мне давалось трудно, даже несмотря на то, что за плечами у меня была английская спецшкола и интенсивное обучение языку в вузе и на курсах. Оба мы говорили на искаженном языке, но у каждого он был искажен по-своему. И все же мы постепенно начали понимать друг друга.

– Да, – согласился я. – Но разве это плохо?

– Это не плохо и не хорошо, – ответил старый индеец. – Это, скажем так, нецелесообразно в данных условиях.

– В каких условиях? В Мексике? В нашей экспедиции? – удивился я, будучи уверенным, что здесь-то как раз серьезность необходима, чтобы все сделать как надо и уберечься от ненужных приключений.

– В условиях данной вселенной, – ответил он, чем поверг меня в еще большее удивление.

После паузы, во время которой я пытался понять, что же это значит, учитель продолжил:

– Вселенная устроена так, что ни одно дело в ней не важнее любого другого. И ни один момент не важнее любого другого. И ни одно существо не важнее любого другого. Поэтому слишком серьезное отношение людей к самим себе и к тому, что они делают, просто уморительно.

– Не понимаю, – ответил я. – Я всегда считал, что к жизни надо относиться серьезно, не быть беспечным, проявлять осторожность, ответственно делать свое дело.

– Не быть слишком серьезным и важным – это не значит быть неосторожным и безответственным, – прервал меня старый шаман. – Не путай эти вещи. Напротив, тот, кто слишком серьезен и важен, чаще других совершает глупости и попадает впросак.

– Почему?

– Потому что он сосредоточен не на том. Его мозги целиком поглощены всякой ерундой, а потому он не видит ни своих счастливых шансов, ни опасностей.

– А на чем нужно быть сосредоточенным?

– На том, на чем сосредоточены шаманы.

– На чем сосредоточены шаманы?

– На духе . Шаманы живут в двух мирах одновременно. Причем лишь мир духа для них – настоящий. Все остальное – не важно. Ко всему остальному нельзя относиться серьезно.

Я задумался и, видимо, стал выглядеть еще серьезнее. Шаман хлопнул меня по плечу и захохотал:

– Если бы ты знал, как смешно ты выглядишь, когда серьезен!

И тут же добавил:

– Не принимай это на свой счет. Смешны абсолютно все люди, когда они слишком всерьез озабочены всякой ерундой.

– Но почему ты называешь мою жизнь ерундой?

– Я этого не говорил. Твоя жизнь – не ерунда. Ерунда – то, чему ты придаешь избыточное значение. Нет, ты вправе заниматься чем хочешь. Ведь ни одно дело не важнее другого. Но когда ты всерьез озабочен этим – шаманы смеются. Взять хотя бы эту твою затею с кладом…

Я вздрогнул. Про затею с кладом, я был уверен, не знал ни один человек, кроме моих соратников по экспедиции. Но они не общались с шаманом.

В Мексику я прибыл вместе с археологами, и нашей целью было изучение древних памятников совместно с мексиканскими коллегами. Но у меня и еще у двоих участников нашей экспедиции неожиданно возникла некая подработка. На нас вышли местные жители, владельцы нескольких асиенд – богатых поместий, и попросили помочь им в поисках клада.

В Мексике многие ищут клады и находят их. На протяжении столетий там было принято закапывать ценности в землю. К этому приводили войны, революции и недоверие к местной банковской системе. Наши «работодатели» были уверены, что под одним из их домов тоже есть клад. Об этом говорили местные предания и еще какие-то приметы, известные лишь владельцам асиенды. Они перекопали почти всю территорию вокруг, но поиски не увенчались успехом. Тогда, прослышав о каких-то русских, которые что-то тут роют и, видимо, знают какие-то секреты, они обратились к нам, пообещав хорошо заплатить.

Вооружившись инструментами и даже металлоискателем, мы после основной работы, иногда целыми ночами, рыли землю во дворе асиенды, но так ничего и не могли найти. Но откуда про это узнал шаман?

– Как вы там хлопочете, бегаете со своими железками и так смешно переругиваетесь между собой, когда снова ничего не находите! – старик хохотал, вытирая слезы рукавом, и я начал сердиться.

– А что в этом смешного?

– Ты не понимаешь, – он, наконец, отсмеялся. – В этом все смешно. И то, как ты злишься сейчас, тоже смешно.

Он снова заливисто рассмеялся.

Я перестал злиться и улыбнулся тоже. Мне и в самом деле показалось, что это смешно.

– Ты понимаешь, что если бы вы не были так серьезны, то давно нашли бы этот клад? И посмеялись еще и над ним.

– Но как же не быть серьезными? – я вконец запутался.

– Отнесись как к приключению  ко всему, что ты делаешь. И даже как к игре или развлечению. И помни, что все это не важно. А важно лишь, присутствует ли дух во всем, что ты делаешь, или нет. Когда для тебя поиск клада или все что угодно другое важнее, чем присутствие духа – дух и не присутствует. Соответственно, ты терпишь неудачу. Потому что без присутствия духа превращаешься в слепого котенка, который при этом считает себя мощным и остроглазым тигром. И это смешно. А когда ты отбрасываешь важность себя самого и всего, что ты делаешь, и сохраняешь сосредоточенность на духе, понимая, что ничто другое не достойно твоего внимания, тогда дух указывает тебе на очевидные вещи, которые ты, слепец, раньше не видел. Только глаза духа дают истинную зрячесть.

Я начал задавать вопросы, но он больше не хотел отвечать. Когда я его спросил, откуда он узнал про клад, старик лишь загадочно улыбнулся. А у меня в мозгу всплыли слова: «Только глаза духа дают истинную зрячесть  ». Неужели он увидел всю историю с кладом глазами духа? Тогда мне казалось это невероятным.

На следующий день, когда мы снова отправились на поиски клада, со мной что-то произошло. Мое восприятие происходящего резко изменилось. Мне вдруг показалось, что я смотрю на все глазами старого шамана. Или, может, глазами духа? Наше занятие, наше поведение вдруг показалось мне какой-то мелкой бессмысленной суетой, а мы сами и наши «работодатели» предстали уморительно смешными в своей озабоченности, сердитости, раздражении друг на друга и на ситуацию бессмысленных поисков. Я невольно отстранился от этого всего. Теперь видел все как будто на экране кинотеатра – будто меня это не затрагивает. У моих коллег сломался металлоискатель, и они то орали друг на друга, то пытались его чинить и реагировали так, как будто случился всемирный потоп и человечество вот-вот погибнет.

– А ты что сидишь как на именинах? – заорал коллега на меня, и это было так смешно, что я рассмеялся.

А потом встал и пошел на задний двор. Почему-то ноги сами понесли туда. «Дух, мне нужен дух, мне нужно присутствие духа», – думал я и внезапно почувствовал, что во мне будто бы есть какой-то другой я. Какая-то глубокая, безмолвная, древняя часть меня проснулась. Она была и во мне, и вокруг, заполняя пространство. Мыслей не было, но была твердая уверенность, что надо идти и копать. Я взял простую лопату и начал копать там, куда привели меня ноги.

Клад обнаружился в неприметном месте на заднем дворе, где мы и не думали искать, раскопав до этого уже почти всю территорию и даже вскрыв полы в доме. Он был зарыт совсем неглубоко. Я позвал своих товарищей, и к общему восторгу мы вытащили небольшую металлическую шкатулку. Там оказались серебряные украшения и монеты, общей стоимостью едва ли на пятьсот долларов. Мы и правда посмеялись над этим кладом. Но дело было сделано, и наши наниматели не обманули, заплатили нам за работу. При этом на меня они смотрели с некоторой опаской, и несколько раз я услышал за своей спиной сказанное громким шепотом слово «брухо » – так местные называют колдунов.

На следующий день я с восторгом рассказывал учителю о происшествии.

– Ты прошел урок, – улыбнулся он и дружески похлопал меня по плечу.

Оказывается, это был урок! А я далеко не сразу это понял.

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Комментариев к записи: 1

  1. Virtual Private Servers:

    Якобы эти люди могут за считанные секунды переноситься на другой конец земли или превращаться в животных. Один африканский шаман на глазах удивленных путешественников-европейцев раздвоился, а затем вновь вошел в самого себя.

Оставить комментарий